01:11 

Бригитта Аспрамонтская
Ты мечтал родиться сотни лет назад...
05.06.2015 в 19:07
Пишет The Highgate Vampire:

Древние могильные плиты на улочках Москвы.
Уже рассказали о древних некрополях столицы и монастырских кладбищах. Поэтому сегодня мы поговорим о маленьких объектах: одинокие могилы или сохранившиеся памятники. Пост будем стараться обновлять по мере поступления информации.

-Богоявленский монастырь-


Богоявленский монастырь традиционно считался древнейшим в Москве, на посаде; церковное предание приписывает его основание родоначальнику московского княжеского дома Даниилу. В этом отношении с ним соперничает Данилов монастырь, но тот в 1330 г. был перенесён в Кремль к Спасу на Бору, после чего не существовал до 1560 года и, вообще говоря, находился до XX века за пределами города.
Церковные предания повествуют, что одним из игуменов Богоявленской обители был Стефан, старший брат прп. Сергия, игумена Радонежского, и что будущий митрополит Алексий принял здесь постриг и длительное время подвизался. Монастырь имел большой вес в жизни средневековой Москвы, а его настоятель одним из первых стал именоваться архимандритом.
Первое каменное здание монастыря, четырёхстолпный Богоявленский собор, было выстроено на рубеже XIV и XV вв. из белого камня. Собор сильно пострадал в 1451 году во время нашествия ордынского царевича Мазовши, когда сгорела большая часть московского посада.
-
До того, как в 1771 году был издан запрет хоронить покойников в городах, в нижней Казанской церкви успел сформироваться аристократический некрополь, насчитывавший порядка 150 надгробий. Высокую художественную ценность представляли памятники над могилами генерал-фельдмаршала М. М. Голицына, его брата генерал-адмирала, генерал-аншефов Г. Д. Юсупова и А. А. Меншикова, сенатора А. Д. Голицына. На могильных плитах различимы и другие громкие фамилии — Шереметевы, Салтыковы, Долгоруковы, Ромодановские, Репнины. Большая часть из памятников XVIII века — пристенные надгробия в стиле барокко, выполненные в плоскостной манере. Замысловатые композиции включали в себя ленты, гирлянды, букеты, сложные драпировки тканей и фигуры-олицетворения. В дореволюционных изданиях их приписывали ведущим французским мастерам, даже Гудону.
В 1930-е годы захоронения были разграблены. Лишь наиболее ценные для историков памятники были перевезены (с потерями) в Донской монастырь (как, например, надгробие боярина Фёдора Бяконта XIV века). Но даже и сохранившаяся монументальная скульптура ныне закрыта для осмотра, будучи «свалена» в беспорядке в подвалах музея им. Щусева на Воздвиженке. ©


-Церковь Николая Чудотворца на Берсеневке-

В 1650-е годы государев садовник Аверкий Кириллов начал возведение усадьбы на месте упразднённого Никольского монастыря. В 1657 году по его заказу был построен каменный храм Святой Троицы с приделом во имя Николая Чудотворца. В архитектурном отношении этот храм принадлежит к новому типу московского храма середины XVII века, заложенному возведением Церкви Троицы в Никитниках. С запада был размещён спуск в нижнее помещение храма, где находилась семейная усыпальница Кирилловых.
Древние могильные плиты разбросаны вокруг церкви.


-Знаменский монастырь-

Знаменский монастырь что на Старом Государевом дворе — бывший мужской монастырь в Москве. Основан в 1629—1631 годах. Освящён во имя иконы Божией Матери «Знамение». После 1923 года монастырь был закрыт. До нашего времени сохранился Знаменский собор монастыря.

Раньше древние плиты можно было найти под лестницей. Сейчас там идет реставрация, и добраться до этого укромного уголка не получилось.
Снимки от 2011г.

-Андреевский монастырь-

Предание относит возникновение мужской обители «у Воробьёвых круч, в Пленни́цах» к XIII веку, но ранние документальные свидетельства о ней относятся лишь к середине XVI века. До конца XVI века обитель называлась Преображенской пустынью. Точное происхождение названия места «Пленницы» неизвестно. По одной гипотезе, оно объясняется тем, что излучина Москвы-реки напротив Лужников была удобным местом для связки сплавляемых вниз по реке брёвен в плоты-«поленницы».
Боярин Фёдор Ртищев решил создать такой «учительный монастырь» с училищем «ради обучения словенороссийского народа детей еллинскому наказанию», которое стало одним из предшественников Славяно-греко-латинской академии — первой высшей школы России.
Во время эпидемии 1771 года на территории Андреевского монастыря было устроено кладбище для родовитых горожан и насельников московских монастырей.
Некрополь обители, сложившийся в XVIII—XIX вв., в основном уничтожен в 20-х — 40-х годах XX века. На территории Андреевского монастыря были погребены представители знатнейших московских родов — Плещеевы, Щербатовы, Шереметевы и др.



1. Церковь Космы и Дамиана в Старых Панех. Надгробная плита XVIII века.
2. Зачатьевский монастырь (Надвратная церковь Спаса Нерукотворного).
Здание 1696 года постройки является самым древним из сохранившихся на территории монастыря строением. В подклете — фамильная усыпальница Римских-Корсаковых и часовня святителя Алексия Московского.
3-4. Храм Успения Пресвятой Богородицы в Путинках.

-Скорбященский монастырь-

Соборный храм, лишённый глав и колокольни, и закрытая на замок часовня над могилой инокини Рафаилы.

Скорбященский женский монастырь — бывший православный монастырь, основанный в Москве в 1889 году и закрытый в 1918 году.
В 1894 году открылось для захоронений монастырское кладбище. До закрытия в 1920 году здесь успели похоронить около 2500 человек, среди них — знаменитый адвокат Ф. Н. Плевако, крупный промышленник Н. А. Второв, историк Д. И. Иловайский, публицист В. А. Грингмут, философ Н. Ф. Фёдоров, и Игорь, сын Ф. И. Шаляпина.
Кладбище было снесено в 1930 году. На другом кладбище разрешили перезахоронить только прах Плевако. На месте погоста был разбит детский парк, который к настоящему времени отчасти застроен.
"Работы продолжались два с половиной года. За это время храмоздательница – А.А. Смирнова, в иночестве Рафаила скончалась, ее похоронили возле храма. Эта могила, над которой вскоре была построена часовня в русском стиле с мраморным иконостасом, положила начало кладбищу Скорбященского монастыря. Оно было открыто в начале 1894 г. и постепенно стало одним из самых известных новых некрополей Москвы. На кладбище Скорбященского монастыря были похоронены многие состоятельные москвичи, купечество, священнослужители, инженеры, врачи, адвокаты. Среди последних - знаменитый адвокат Ф.Н. Плевако, скончавшийся в 1908 г. Интересна эпитафия на его могиле: «Не с ненавистью судите, а с любовью судите, если хотите правды». Нельзя не упомянуть и известного мыслителя, библиографа и энциклопедиста Н.Ф. Фёдорова, знаменитого своей «философией музея». Здесь также был погребён известный публицист-патриот В.А. Грингмут, редактор «Московских ведомостей». На его могиле в 1909 г. был сооружён большой гранитный памятник по рисунку Васнецова. Со временем кладбище стало занимать большую часть территории монастыря и превратилось в главный источник его доходов." ©

Кладбище монастыря Всех скорбящих радости существовало с 1894 г. до 1930-х гг. Первый кладбищенский храм Трёх Святителей появился на территории в 1894 г. благодаря усердиям И.Е. Ефимова. В 1897 г. на территории кладбища женой купца второй гильдии А.И.Обуховой над могилой мужа И.Я.Обухова была построена церковь Тихвинской Божьей матери со склепом по проекту архитектора Н.Д.Струве. Церковь была одноглавой, в русско-византийском стиле.
По материалам дел перепланировки территории кладбища 1920-х гг. известно о существовании семейных захоронений Красильниковых и Зубаловых. После революции в связи с закрытием монастыря в 1918 г. данные о погребениях с 1919 г. отсутствуют. В 1923 г. было запрещено хоронить на территории кладбища. В 13 июля 1923 г. бывшими монашествующими и прихожанами монастыря было принято решение об образовании Православно-христианского общества при б.Скорбященском монастыре. Со стороны государства Обществу предоставлялось право пользования храмами и их имуществом, расположенных на территории бывшего Скорбященского монастыря. В 1924 г. территория монастырского огорода была передана жилищно-строительному обществу товарищества «Жиркость». Начиная с 1924 г. на территории монастыря был образован Краснопресненский клуб Союза Коммунальников по адресу: ул. Новослободская 54.
26 ноября 1924 г. в Моссовет от секретариата редакции газеты «Правда» поступило предложение о возможности предоставления храма Всемилостивого Спаса Скорбященского монастыря под рабочий клуб Краснопреснского Союза Коммунальников, вместе с ним территорию кладбища планировали переоборудовать под участок сада новообразованного клуба.
Начиная с 1923 г. кладбище приходит в запустение, каменные стены, ограждавшие кладбище со всех сторон были снесены. Судя по документу ответа Московского Коммунального Хозяйства (далее М.К.Х.) в Управление делами Президиума Московского Совета на № 506/С от 14 июня 1926 г. кладбище находилось в ужасающем состоянии: «благодаря разрушенным оградам кладбища стала доступна не только для населения, но и для домашнего скота. Принимая во внимание большую площадь кладбищ (300 десятин), густую растительность на них и большое количество памятников и часовен, дающих возможность хулиганам и преступникам укрываться от преследования милиции, за содействием которой Похоронный П/Отдел М.К.Х. обращался неоднократно, охрана кладбищ при отсутствии оград в силу этого невозможна и бесцельна».
Судя по материалам документа Обращения Общества благоустройства кладбища при б.Скорбященском монастыре к члену Президиума ВЦИК тов. Смидовичу №8 от 28 мая 1926 г., на кладбище монастыря в 1926 г. «происходили совершенно недопустимые бесчинства и имели место систематические хулиганства, принимавшее самые возмутительные и дикие формы, вплоть до выбрасывания из могил трупов. При этом подверглись разрушению ценные сооружения, художественные памятники и почти все чугунные и железные ограды. Кладбище, на котором недавно были захоронения советских граждан, сделалось грязным притоном для попоек и оргий». Акт обследования помещений, занятых монашествующими лицами в бывш. Скорбященском (Новослободская ул.54) монастыре в гор. Москве и монастырского кладбища представителями от ВЦИК от 21 мая 1926 г. зафиксировал существенные разрушения надгробных памятников и склепов: «На кладбище обнаружены взломанными три склепа, - принадлежащие, по словам местных жильцов, Обуховым, Зубаловым и Красильщиковым, которые в настоящее время совершенно открыты и доступны для широкого обозрения. В склепе Обухова - вытащен гроб, а рядом остатки трупа - скелета, издающие сильное зловоние. В склепе Зубалова (ценной художественной работы) всё взломано и расхищено, также вскрытый гроб (текст перечёркнут). Труп Зубалова, по словам жильцов, был выброшен зимой ещё нынешнего 1926 года. В склепе Красильщикова трупы также были выкинуты, стоит вода, причём отверстие не закрыто и в него легко могут попасть дети, гуляющие по кладбищенскому парку. Вскрытые склепы издают зловоние и создают антисанитарные условия». По воспоминаниям одного из жильцов бывших зданий монашеских келий Прошечкина Е.В. «на территории монастырского кладбища было вскрыто много захоронений, нередко местные ребята, играя в футбол, вместо мяча использовали череп». Стоит учитывать, что из-за отсутствия ограждения кладбища и большого числа случаев гробокопательства, описанная в документе опасность действительно грозила возникновением различных болезней и эпидемий в связи с увеличением числа беспризорных домашних животных, которые могли стать переносчиками заболеваний (особенно бездомные собаки). 11 января 1926 г. бывшие монашествующие и прихожане монастыря с целью защиты территории кладбища от расхищений и гробокопательства подали прошение в Моссовет об образовании Общества Благоустройства бывшего Скорбященского Кладбища. Число членов общества уже в первые дни достигло 308 человек, во главе общества числилась бывшая игуменья монастыря дворянка Нина Волкова.
Первой заботой общества стали действия по лоббированию вопроса в МКХ (Московском Коммунальном Хозяйстве) об ограждении территории кладбища и несению охраны порядка об хулиганства, насилия и гробокопательства и забота о древонасаждениях. Тем не менее, со стороны других организаций, таких как Краснопреснский Клуб Союза Коммунальников по ул. Новослободская, 54 через секретариат газеты редакции «Правда» в Моссовет продолжали поступать предложения о необходимости ликвидации кладбища монастыря и предоставления земли под детский парк.
К этому времени рядом с каменным монастырским двухэтажным домом была построена детская школа №204, на территории монастыря был открыт детский сад, здание монастырской трапезной планировалось внутри переоборудовать под спортивный зал (перепланировка произошла в 1934 г.). В 1926 г. МКХ Отдел Благоустройства г. Москвы без согласования с Обществом Благоустройства бывшего Скорбященского Кладбища провёл «границы участка, оставляя ряд могил, охраняемых обществом, вне этого участка, причём вся часть кладбища, не входящая в участок, передана по договору вместе с могилами под увеселительное предприятие одной из профессиональных организаций. Такое положение прямо нарушает закон о закрытых кладбищах, оскорбляя чувства лиц, близких захороненным, и препятствует Обществу делу осуществления своих задач согласно Уставу, утверждённому Моссоветом. Общество, несмотря на те моральные жертвы, на которые будут обречены его члены в случае предоставления части территории Кладбища под увеселительное предприятие, всё же считает возможным не входить в обсуждение использования М.К.Х. той части Кладбища, на которой не имеется захоронений, если Обществу будет обеспечен отвод всего остального участка с необходимым удалением границ от территории, занятых могилами».
Судя по плану 1925 г., предоставленному Краснопресненским клубом Союза Коммунальников по Новослободской, 54 в МКХ Отдел по благоустройству, речь идёт о постройке Просветительской открытой сцены (на плане земельного участка бывшего Скорбященского монастыря 1926 г. строение числится как театр), построенного на месте захоронений людей напротив кладбищенского храма Трёх Святителей.
Несмотря на наличие подобных жалоб со стороны Общества, М.К.Х. предпринимало отдельные попытки по прекращению вандализма на территории кладбища: «Что же касается фактов разрушения памятников и склепов на кладбищах бывшего Скорбященского монастыря, а также расхищения, то таковые имели место, со стороны М.К.Х. принимались соответствующие меры по поимке виновных и привлечению их к ответственности. Упоминаемые в отношении ВЦИКа трупы захоронены на новых местах, а склепы приводятся в порядок. На территории указанного кладбища имеется рабочий посёлок треста «Жиркость», Общежитие студентов Сельско-Хозяйственной Академии имени Тимирязева и школа 2-й ступени, совершенно не изолированные от мест захоронений, благодаря чему не представляется возможным поддерживать охрану этого кладбища. Для того чтобы изолировать могилы от указанных учреждений и организаций, М.К.Х. предоставило Губсоюзу Коммунальников свободную от захоронений площадь с использованием её как места отдыха и с обязательством постройки забора. Организованному Обществу благоустройства кладбища Скорбященского монастыря, похоронным П/Отделом М.К.Х. было оказано возможное содействие. т.к. М.К.Х. считает организацию подобных Обществ, имеющих исключительной целью благоустройство могил целесообразной. В силу того, что означенное кладбище закрыто для новых захоронений, Обществу нет никакой надобности в свободной площади, каковая передана Губсоюзу Коммунальников и изолирована последней от могил постройкой забора».
В 1930 г. число членов Общества благоустройства кладбища Скорбященского монастыря достигло 527 человек. Судя по документу докладной записки Административного отдела в Мособлисполком, в обществе было: «32 рабочих, 365 служащих , 3 свободных профессий, 21 кустарей, 77 пенсионеров, 29 неопределённых занятий. Состав Правления - Мамонтов-бухгалтер по изучению северных морей, чл. Правления Семенов-кустарь, Майков-экономист зернотреста, Костякова - машинистка, Немецкий - финансист наркомторга, Вильборг - профессор I МГУ, Ильинский - архитектор МОНО, Шварина - дом.хоз., Бычков - врач, работа сводиться к сохранению могил членов общества, работой общества. Правление руководит через работницу Рыбакову (здоровье бывшей руководительницы общества Нина Волковой начиная с 1926 г. ухудшалось), которая фактически является бывшей монашкой Скорбященского монастыря, в настоящее время является членом профсоюза».
В 1930 г. Административным отделом было проведено обследование 29 обществ на соответствие целей общества задачам строительства социализма и требованиям советской общественности. В ходе подобного обследования шесть обществ подлежали ликвидации, как неотвечающих задачам социалистического строительства и требованиям советской общественности, пять обществ подлежали реорганизации, т.к. существуют другие общества, ставящие аналогичные задачи. Не избежало проверки Общество благоустройства кладбища Скорбященского монастыря. В поданной записке в Мособлисполком тов. Марциновскому от Административного отдела об обследовании Общества благоустройства кладбища Скорбященского монастыря было принято решение о необходимости ликвидации общества как несоответствующего задачам социалистического строительства. Вскоре Общество благоустройства кладбища Скорбященского монастыря было ликвидировано, начался процесс перестройки кладбища под парк, могильные плиты были вырыты. Из всего числа захороненных прах только 40 человек был перенесён в другое место, могилы остальных остались скрытыми под толщей асфальта парковых дорожек и игровых площадок, построенных в новом детском парке, в их число входит могила философа Н.Ф. Фёдорова и многих других известных людей. Кладбищенский храм Трёх Святителей и склепы по описанию П.Г. Паламарчука пустовали: «В 1960-е гг. закрытый храм (Тихвинской Божьей матери) был занят жилыми квартирами; вскоре после этого жильцов выселили и здание пустовало. В конце 1960-х гг. оно было разрушено». Храм Трёх Святителей также подвергся разрушению, на его фундаменте (подвал храма сохранился) была оборудована площадка для постановки новогодней ёлки и проведения детских праздников. Могильные плиты по воспоминаниям старожилов и старосты храма Всемилостивого Спаса В.А. Простова были вывезены с территории детского парка в неизвестном направлении.
В 1992 г., после распада СССР, начался процесс возврата изъятого властью церковного имущества. В 1995 г. церкви было возвращено только здание трапезной, где временно разместился храм Всемилостивого Спаса, ранее там располагался спортзал. Территория монастыря и вся его инфраструктура со времени закрытия до начала процесса возврата отнятых у церкви строений претерпела сильные изменения. К настоящему времени сохранился соборный храм во имя Всемилостивого Спаса, лишённый глав и колокольни, с замурованным входом с улицы (новый вход прорублен с бокового фасада здания), часовня над могилой инокини Рафаилы, один из корпусов келий (трапезная), изменённое до неузнаваемости здание гимназии и фундамент с подвалом разрушенного храма Трёх Святителей. За последние 10 лет была безвозвратно утеряна в ходе строительных работ часть сохранившейся каменной ограды монастыря. ©

-Церковь Симеона Столпника на Поварской-

Сохранившаяся каменная церковь на Поварской (на Новом Арбате в городе Москве), построенная в 1676—1679 годах по указу царя Фёдора Алексеевича в стиле русского узорочья. Прихожанином церкви Симеона Столпника на Поварской в последние годы жизни был Н. В. Гоголь, живший тогда в доме Толстых на Никитском бульваре. Священник церкви отец Алексий (Соколов) причащал умирающего писателя в феврале 1852 года на дому. Перед смертью он произнес свои последние знаменитые слова: «Лестницу! Скорее подавайте лестницу!»
В стенах здания сохранились белокаменные надгробные плиты XVII—XVIII вв.

-Храм Преподобного Феодора Студита у Никитских Ворот-

По некоторым данным, деревянная церковь на этом месте стояла еще в 1470 году и была упомянута в летописи в связи с Московским пожаром 21 июля 1547 года. Однако, по достоверным документальным источникам, строительство церкви началось в 1624 и закончилось в 1626 году. Церковь была соборным храмом Феодоровского-Смоленского-Богородицкого мужского монастыря, основанного Патриархом Филаретом, известного так же как Федоровский больничный монастырь.
В 1709 году монастырь упразднили, монахов перевели в Новинский монастырь, а храм к 1712 году сделали приходским. В этом приходе жила семья генерала Василия Суворова, который, вероятно, здесь же и был похоронен. Во всяком случае, маститый москвовед И. М. Снегирев 3 июля 1864 года занёс в дневник:
«Священнику церкви Федора Студита Преображенскому указал могилу у алтаря родителей Суворова и советовал возобновить надгробия.»
Храм сильно пострадал в Московском пожаре 1812 года, но в том же году его восстановили, сделав некоторые переделки: переложили своды, в трапезной вместо сводов установили потолочные перекрытия, добавили две колонны в расширенную арку трапезной, из пяти глав оставили только одну. С 1865 по 1873 год храм вновь подвергается значительной перестройке, в результате которой от изначального здания остается только шатровая колокольня.



-Древние надгробные плиты в стене храма Илии Пророка Обыденного-

Первоначальный деревянный храм появился на этом месте на рубеже XV–XVI вв. Название «Обыденный» указывает на то, что церковь была построена в один день — видимо, из готовых срубов. По другой версии, церковь построена «по обету», после завершения сильной засухи. Отметив завершение природного катаклизма, храм попал в историю уже государственного нестроения: в Смуту, 24 августа 1612 г., келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын служил здесь молебен о победе над поляками, на котором присутствовал и князь Дмитрий Пожарский — неподалеку располагался штаб Второго ополчения, отражавшего натиск гетмана Хоткевича.
Деревянный храм несколько раз поновлялся, а в 1702 г. ему на смену пришла каменная постройка, средства на возведение которой пожертвовал думный дьяк Гавриил Деревнин — о нем и его брате Василии напоминают мраморные плиты внутри храма. Церковь возводилась по архитектурной моде своего времени: вытянутая по вертикали, она представляет собой конструкцию «восьмерик на четверике». Грани обоих объемов отмечены колонками коринфского ордера с маленькими пышными капителями, окна же строго аскетичны и не украшены наличниками вовсе. Восьмерик увенчан одной граненой главой с крестом. В северной стене храма сохранилось несколько надгробных таблиц, напоминающих о существовавшем здесь ранее приходском кладбище. В интерьерах сохранился центральный иконостас с образами XVII в., находившимися еще в деревянном храме, в том числе образ Спаса Нерукотворного 1675 г., образ Казанской Божией Матери, созданный Симоном Ушаковым, храмовая икона святого Илии Пророка с 20 клеймами жития и другие.
Трапезная церкви была первоначально однобокая, с приделом Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. Ей на смену в 1819 г. пришла каменная трапезная, в которой появился второй престол во имя апостолов Петра и Павла. Однако окончательно существующий облик Ильинского храма сформировался в 1866–1868 гг., когда трапезная была перестроена и расширена, а с запада по проекту А.С. Каминского создана новая колокольня с четырехгранным шатром, с элементами в псевдорусском стиле. Работы велись на пожертвования церковного старосты — купца В.Д. Коншина. Также известной благотворительницей была жившая по соседству А.Д. Третьякова — мать создателя галереи. В 1882 г. при храме было построено здание эпохи "барокко" для школы и богадельни.
После революции церковь пострадала во время кампании по изъятию церковных ценностей, утратив часть убранства и драгоценной утвари. Но в храме продолжались богослужения. Из храма Воскресения в Сокольниках сюда была перенесена икона Божией Матери «Нечаянная радость» (до революции находилась в церкви Благовещения в Кремле), долгие годы хранился посох последней настоятельницы соседнего Зачатьевского монастыря (его вернули в обитель после возрождения в ней монашеской жизни). Существует устойчивая легенда, что власти планировали объявить о закрытии церкви 22 июня 1941 г., но этому воспрепятствовало начало Великой Отечественной войны.
В то время, когда храмы повсеместно были закрыты, службы в церкви Илии Пророка продолжались. Поэтому именно здесь устроили заочное отпевание писателя М.А. Булгакова после его кончины. Так пожелали его сестры, сам же писатель перед смертью просил о кремации. Его просьбу выполнила супруга писателя Елена Сергеевна Булгакова, похоронив прах писателя на Новодевичьем кладбище. © um.mos.ru.

-Храм святых апостолов Петра и Павла: могильная плита в бордюре-


Первое упоминание храма как церковь Петра и Павла в Капитанской слободе относится к 1695 году, указывается как новопостроенная, деревянная, строительство которой начали в 1692 году. Строительство каменного храма на месте деревянного началось в 1705 году. Строительство храма шло под руководством архитектора Ивана Зарудного, однако некоторые авторы считают, что вывод об участии Зарудного в строительстве был сделан только по стилистическим основаниям. Строительство велось по личному указу Петра I и по лично им составленным чертежам:
« ...по именному царского величесва указу и по данному ему величества рукою рисунку, велѣно намъ нижеименованонымъ, старостѣ съ приходскими людьми простить церковь за Мясницкими вороты, за Землянымъ городомъ, что въ Капитанской и Ново-Басманной слободѣ, которая и прежде в том мѣстѣ была жъ, во имя св. Ап. Петра и Павла; и оная церковь, по оному отъ его величества рисунку, какъ исподняя, такъ и верхняя построены, а при том несовершенно...
Из донесения Правительствующему Сенату, Москвитин Василий
однако в некоторых источниках эта версия ставится под сомнение. Достоверно известно лишь то, что Петр I пожаловал на строительство храма 2000 рублей.
31 августа 1708 года освятили престол Петра и Павла, который тогда располагался в нижней церкви. В 1714 году начали возводить верхний храм, но работы были прекращены из-за запрета на каменное строительство в Москве. Закончить строительство храма удалось только к 1723 году под руководством архитектора Ивана Мичурина. Колокольню храма начали строить в 1745 году под руководством Карла Бланка и закончили в 1746 году. В середине XIX века в нижнем храме располагают престолы Николая Чудотворца и иконы Божией Матери «Утоли Мои Печали», а в верхней Петра и Павла. © Википедия
Этот необычный бордюр находится в Москве на Новой Басманной улице. Найти его очень просто - рядом с ним церковь Петра и Павла в Новой Басманной слободе.
Когда-то при храме было кладбище, но в ХХ веке его ликвидировали. Надгробиям же дали "новую жизнь". Обычно камни клали надписями вниз, а этот по неизвестной причине стал исключением. Говорят, сейчас священники церкви оставили его как память о тех временах, не очень понятных некоторыми своими действиями.
Если пройтись по улице дальше, можно увидеть и другие могильные плиты, тоже ставшие бордюрами. Например, "сосед" плиты слева тоже раньше был надгробным памятником. Все плиты разные, но надписей на них больше нигде нет.
Кладбище при церкви Петра и Павла - не единственное ликвидированное в Москве после революции. Такая же судьба у многих московских мест захоронений. Останки практически не перезахоранивались, а надгробия шли на строительные материалы или просто вывозились на свалку.
©

-Церковь Космы и Дамиана на Маросейке-

Деревянная церковь на месте нынешней упоминается сгоревшей в 1547 и 1629 годах.
Старая каменная церковь, стоявшая на месте нынешней, упоминается в летописи в 1639 году.
Церковь выстроена по проекту М. Ф. Казакова в 1791—1793 годах (отделка закончена к 1803 году) на месте древней обветшавшей церкви. Строительство велось на средства М. Р. Хлебникова, владельца дома, стоявшего по другую сторону улицы (ул. Маросейка, 17).
Осколки могильных плит скорее принадлежат приходскому кладбищу предыдущей каменной церкви.



~Метро Сокол~

Про Мемориальный парк на месте Братского кладбища писать не будем. Нас интересуют соседние объекты.
-Храм Всех Святых во Всехсвятском-

Построен в 1733—1736 годах в подмосковном селе Всехсвятском по инициативе имеретинской царевны Дарьи Арчиловны. Главный престол освящён в честь праздника День всех святых. Боковые приделы — в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» и в честь праведных Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. Храм относится к стилю анненское барокко.
Колокольню храма часто называют одной из «пизанских башен» Москвы — она имеет наклон около 5 градусов. Существует мнение, что наклон колокольни произошёл вследствие влияния вод речки Таракановки, заключённых в коллектор, близости метро и особенностей почвы (не случайно здешние улицы названы Песчаными).
Кладбище при церкви Всех Святых известно с XVIII века. Здесь были похоронены многие представители грузинских княжеских родов (Багратионы, Цициановы и другие). По некоторым данным, на Всехсвятском кладбище похоронен грузинский писатель Сулхан-Саба Орбелиани. В конце XIX века на этом кладбище хоронили зажиточных крестьян. При этом древние могильные плиты зачастую уничтожали или переставляли с места на место.
Кладбище существовало до 1982 года, после чего было уничтожено по распоряжению о ликвидации кладбищ в черте Москвы. По одной из версий, сносу надгробий способствовали высокопоставленные жильцы соседнего «Генеральского дома». Многих из них не устраивал открывавшийся из окна вид на кладбище.
Тем не менее до наших дней сохранились некоторые надгробные плиты. Среди них — надгробие князя Ивана Александровича Багратиона (1730—1795). Памятник поставил на могиле его сын, великий полководец Пётр Иванович Багратион. Монумент представляет собой каннелированную пирамиду на высоком постаменте. Надгробие И. А. Багратиона неоднократно меняло своё местоположение. Сейчас оно установлено с севера от храма около мемориала «Примирение народов». Надгробный памятник И. А. Багратиона относится к памятникам истории федерального значения.
Широкий общественный резонанс вызвала установка плиты, посвящённой командирам 15-го кавалерийского казачьего корпуса СС, воевавшего во Второй мировой войне на стороне гитлеровской Германии. Неоднократно предпринимались попытки добиться сноса этого монумента, однако они не увенчались успехом. 8 мая 2007 года накануне Дня Победы плита была разбита неизвестными, сейчас от неё остался только небольшой осколок (по данным газеты «Московский комсомолец», плиту могли разбить члены одной из леворадикальных организаций). Настоятель храма протоиерей Василий Бабурин отметил, что данная плита не имеет никакого отношения к храму Всех Святых.


-Кладбище Арбатец-


С XIX века северо-восточнее Малого Песчаного переулка находилось сельское кладбище Всехсвятского, носившее название «Арбатец». Предположительно, в 1911 году по проекту архитектора Романа Ивановича Клейна на переулке была построена часовня кладбища, которая сохранилась до наших дней. После революции переулок оказывается в черте Москвы. © Википедия
Кладбище «Арбатец» существовало ещё в XIX веке. Тогда оно называлось Солдатским кладбищем. Долгое время на нём не было даже часовни. В основном, там хоронили бедных крестьян. В 1911 году на кладбище была построена одноэтажная кирпичная часовня (архитектор Р. И. Клейн).
Кладбище функционировало и в советское время вплоть до 1960-х годов. Затем кладбище было ликвидировано; останки людей, востребованные родственниками, были перезахоронены. Сейчас на месте кладбища небольшой сквер у чётной стороны улицы Алабяна. Здание часовни сохранилось до наших дней, хотя и было значительно перестроено.
+История спасения последнего памятника+

-Музей-заповедник «Царицыно»-
Старые саркофаги возле монумента Воинам-революционерам



На самых задворках парка на высоком берегу Среднего Царицынского пруда у подножия памятнику «Борцам за Советскую власть поселка Ленино» осталось несколько надгробий старого царицынского кладбища. Памятник поставили на месте захоронения нескольких сельских большевиков. По некоторым источникам здесь же был похоронен местный революционер Кошкин, занятная фамилия которого дала название улице в районе Царицыно. До 30-х годов здесь уже давно существовало кладбище, где хоронили жителей деревень прикрепленных к царицынскому храму. ©

Старинные надгробные плиты в ограде на Якиманке

Забор вокруг владения 17 корпус 2 по 1-му Спасоналивковскому переулку.

На территории 1 го Спасоналивковского переулка в XVII веке была построена, а в XIX — перестроена церковь Спаса Преображения в Наливках. При ней был свой некрополь. В начале 1930 х годов церковь снесли, и на ее месте выросли два жилых здания. © Рассмотреть плиты поближе.
Мосгорнаследие проверило надгробные плиты, использованные при создании подпорной стены, прилегающей к детской площадке на Якиманке, и сочло нецелесообразным разбирать ее. Об этом рассказал "Известиям" главный археолог столицы, замруководителя департамента культурного наследия Леонид Кондрашев. Обнаруженные москвичами части надгробных камней в составе ограды в 1-м Спасоналивковском переулке относятся к XVI–XVII веку, однако такие находки не являются уникальными.
Как рассказали в пресс-службе префектуры ЦАО, жители района Якиманка обнаружили старые плиты в составе подпорной стены, которая прилегает к детской площадке в 1-м Спасоналивковском переулке. Жители Якиманки считают, что эти камни являютсяобломками стен разрушенного в советское время храма и что подпорную стену нужно отреставрировать и сохранить. В руководстве округа считают, что плиты, использованные в объекте, являются надгробными, и предлагают установить вместо них современный забор.
Как сообщил замглавы департамента культурного наследия Леонид Кондрашев, предварительная проверка показала, что находки не являются уникальными и относятся они к концу XVI– началу XVII века. "До этого могильные плиты были тонкими, а эти — толстые, поэтому впоследствии их разрезали на блоки и использовали в качестве дешевого стройматериала", - пояснил он, уточнив, что использование могильных плит для бытовых нужд было в Москве обычным делом. Так, "надгробные" бордюры есть в Сокольниках, на Тверском бульваре, на Новой Басманной улице и в парке за Вадковским переулком.
По словам главного археолога, все камни, замурованные в забор, зафиксированы Мосгорнаследием, и если ограду решат убрать, то все старинные плиты отправят в музеи столицы. В свою очередь, другие эксперты полагают, что надгробия необходимо перенести в местный храм Иоанна Воина.
Источник

URL записи

URL
   

Мысли вслух

главная