19:53 

Бригитта Аспрамонтская
Ты мечтал родиться сотни лет назад...
Источник: il-ducess.livejournal.com/366851.html

Второй дом Нарышкиных на Пречистенском бульваре

Подготовка к новой экскурсии, это маленькая исследовательская работа.
Некоторые дома открываются для тебя по новому, не так как написано в путеводителях и других известных источниках. И даже у таких маститых как Федосюк и Романюк.


на четной стороне бульвара стоит вот такой не очень красивый дом.:)))
Историю его описывают со времени покупки его золотопромышленником И.И. Некрасовым.
А до того пишут кратко:
Городская усадьба князя И. М. Оболенского — И. И. Некрасова — А. А. Катуар-де-Бионкур (XVIII—XIX вв. Дом главный (с палатами) 2-я пол. XVIII в., 1783 г., 1802 г., 1834 г., 1890-е гг., арх. Р. И. Клейн, Л. Н. Кекушев, 1903 г., (балкон) арх. И. П. Залесский), ценный градоформирующий объект.

А, наверно, дольше всего он принадлежал семье Кирилла Михайловича Нарышкина.
Выглядел он правда тогда не так как на моем фото, а вот так как на этой фотографии 1867 года.


он второй справа после крыши флигеля Губернской гимназии (Пречистенский бульвар д.2) где еще Пушкин у Окулова бывал...
После пожара особняк И.М. Оболенского был восстановлен в стиле ампир с портиком и колоннами, с главным входом со двора, куда был заезд с проезда бульвара.
Вот что пишет про него пишет Д. Никифоров в своей книге "Москва в царствование императора Александра II":
"Положение дома замечательно красиво на высоком берегу Пречистенского бульвара и ручья Чертолья. В двух шагах от Храма Христа Спасителя и его сада, парадными окнами дом выходит дом выходит на солнечную сторону. В старину, при Нарышикных, парадная лестница вела с подъезда двора, теперь же вход устроен с улицы."

Кирилл Михайлович (22 июня 1785, Москва — 7 января 1857, Москва) - старший брат декабриста Михаила Михайловича Нарышкина. Помните жена декабриста Лизонька Коновницына последовала за ним в Сибирь. Младшая сестра Нарышикиных Маргарита - знаменитая Маргарита Тучкова, которая после Бородинского сражения поехала на поле искать тело молодого убитого там мужа, а потом основала там Спасо-Бородинский монастырь и стала монахиней Марией.
Выросли они все тут же на Пречистенском бульваре в доме №10


Кирилл Михайлович в 1803 году начал военную карьеру, он участник войны 1812 года и заграничного похода 1813-1814 года, командовал Псковским пехотным полком. Его брат Михаил воевал в ту войну под его командованием.
Уволен в отставку по ранению в 1826 году с мундиром.

Купил этот дом приблизительно в конце 1830-х годов, когда переселился с семьей на жительство в Москву.

Женат он был на Анне Николаевне Сутгоф (1800 – 1886), дочери участника Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813 – 1814 гг. генерал-майора Николая Ивановича Сутгофа (1765 – 1836) и сестре декабриста Александра Николаевича Сутгофа (1801 – 1872).

У них было 5 сыновей - Алексей, Петр, Михаил, Николай, Александр и 3 дочери - Наталья, Мария, Софья.
Сын Алексей был женат на правнучке Суворова Наталии Александровне Талызиной...дочери владельцев вот этого дома на Моховой.

ой все больше не буду, кто на ком женат, это я до завтра не кончу пост:)))

С возвращением брата из ссылки Кирилл Михайлович вернул причитающееся Михаилу наследство в Калужской губернии.
А в январе 1857 года Кирилл Михайлович скончался.
Вот как об этом писал декабрист М.М. Нарышкин своему другу декабристу Евгению Петровичу Оболенскому: “Три недели как мы возвратились из Москвы, где имели много скорбных и радостных впечатлений. В числе скорбных – кончина родного брата моего Кирилла Михайловича, которого Господь призвал к себе, после долгой болезни. Я успел еще за ним походить и принять последнюю его волю”.

А вот как описал его похороны Д.Н. Никифоров, который как плац-офицер московского коменданта на них присутствовал.
"Генерал Нарышкин...хотя не состоял на действительной службе, но, имея офицерский Георгиевский крест, по воинскому уставу имел право при погребении на воинские почести. ...
Перед домом вдоль бульвара расположился лейб-гвардии Литовский полк, расположенный в то время в Москве для занятия караулов столицы. ...

... Вся московская знать была присутствовала при отпевании, во главе с генерал-губернатором (тогда это был Закревский).
После отпевания гроб повезли для погребения в Донской монастырь. Литовский полк последовал за кортежем.
Когда тело было придано земле и сделан установленный залп из оружия, то солдатам оздана была чарка водки, пироги и еще что то.
Офицеры были приглашены к завтраку в трапезную монастыря. после завтрака всем офицерам розданы были золотые кольца с вырезанную надписью имени, отчества и фамилии покойного и дата его кончины. Это был единственный случай, при обряде которого мне пришлось присутствовать. Говорят, обычай этот соблюдался в старину многими богатыми магнатами, но теперь вышел из употребления."

Что стало потом с домом пишет все тот же Никифоров:
" Дом Нарышкиных был продан наследниками купцу Колесову за тридцать тысяч рублей. Им продан купцу Некрасову за девяносто тысяч, а теперь (начало 20 века) его купил де Бионкур, что-то около 200 тысяч. Так поднялась ценность домов в Москве."

Итак наследники продали дом купцу Колесову, а тот Ивану Игнатьевичу Некрасову.
Это было в 1890-годы. Иван Игнатьевич имел 15 золотоностных рудников в Канско-Ачинском бассейне и 3 винокуренных завода. Один из богатейших людей Канска и Красноярска.
Он дружил с Суриковым и возможно именно Суриков про дом этот ему рассказал, потому что жил он в то время буквально напротив в доходном владении на стрелке Пречистенки и Остоженки.
Некрасов в конце 19 века открывает свое представительство в Москве и ему нужен тут свой дом.
Старинный дом Нарышкиных ему перестраивает Роман Иванович Клейн (в прошении в Городскую управу сказано было капитальный ремонт с перепланировкой).
И почти сразу в 1899 году Лев Кекушев перестраивает фасады.


Кекушев делает довольно лаконичные фасады. Использует прием аппликации, наложения вертикального плоского декора на плоскость стены


сложно сделаны наличники окон парадного второго этажа.
Нижний край наличников образовывают над окнами первого этажа криволинейные ниши


В начале 20 века Некрасов продает этот дом.
Покупает его Александр Андреевич Катуар де Бионкур (правда владельцем числится его сын Александр Александрович).

К тому времени правда он уже почти всегда жил в Париже.
Происходил он из знаменитой купеческой семьи французского происхождения Катуар (сахарозаводчиков и владельцев кирпичного завода, благотворителей и т.д.) Его дед Жан-Батист-Мари-Август Катуар де Бионкур эмигрировал в Россию сразу же после Великой Французской Революции и сразу же принял российское подданство. Через короткое время этот французский аристократ обзавелся семьей, женившись на Анне Ивановне Леве дочери известного купца из Москвы. Вскоре Иван Катуар (так его звали в России) открыл собственное дело, наладив широкую торговлю чаем, сахаром, вином, шелком и многими другими товарами.
Отец его – Андрей Иванович, а мать – Мария Софи Александровна, урожденная Демонси. Андрей Иванович много похлопотал и только с помощью указа императора вернул себе, жене и потомству право носить приставку де Бионкур.
Александр Катуар рос в достатке, и смерть отца застала его студентом историко-филологического факультета Московского университета. В наследство ему досталось 1,2 миллиона рублей. Эти деньги он вложил в собственное дело, но очень скоро отошел от предпринимательской деятельности.
Главными его пристрастиями были охота, спортивная стрельба и коллекционирование огнестрельного оружия. Его книги по истории европейского оружия до сих пор считаются классикой.
Александр Катуар вошел в историю как коллекционер памятников оружейного искусства. За 25 лет ему удалось собрать крупнейшую частную коллекцию оружия в России. Его книги по истории европейского оружия до сих пор считаются классикой.

В 1903 году он заказывает архитектору Игнатию Павловичу Залесскому небольшие переделки фасада.
Был устроен балкон над входом и небольшой фронтон на крыше для помещения туда герба де Бионкуров.


Именно в этом доме была помещена его уникальная коллекция. И он даже находясь за границей, где проводил все больше времени, писал сыну как должна она содержаться.
Но находилась она тут не долго.
В 1909 году он подарил свою коллекцию Историческому музею. Вместе с собранием коллекционер пожертвовал 10 тысяч рублей на обустройство помещения для коллекции.
В 1910 г. управление музея приняло решение разместить коллекцию в гостиной бывшей квартиры князя Н.С.Щербатова.
Катуар де Бионкур согласился с этим, но высказал пожелание, чтобы данное помещение было «отделено от частных квартир, не служило для каких-либо нужд Музея, кроме научных знаний, было в возможно близком будущем соединено с самим Музеем и стало доступным для обозрения публики»8.
В знак признания заслуг Катуар де Бионкура он был избран действительным членом музея. Его собрание насчитывает более 400 экспонатов из разных стран Западной Европы и Турции, в том числе охотничьи ружья, дуэльные и целевые пистолеты, строевое стрелковое оружие.
Сейчас коллекция депонируется в ГИМе.

Александр Катуар де Бионкур скончался 17 сентября 1913 г. в Париже.
Дом до 1917 года принадлежал его сыну.
Что тут было после революции я как всегда не знаю.
Сейчас тут расположилось Общество ветеранов Войн.

Вот такая вот история.

Про коллекцию Бионкура подробнее можно прочитать в статье Ирины Палтусовой "Подарок русского француза".

@темы: Архитектура, История, Москва, Найденное, Старинные фотографии

URL
   

Мысли вслух

главная